Connect with us

Trashik.NEWS

Материалы

Что нового в деле Гандзюк: черная вырубка, поджог леса, «Батара», СБУ и чеченцы

Новый этап в деле об убийстве советницы мэра Херсона Екатерины Гандзюк: суд допросил четырех свидетелей обвинения. Они подтвердили показания, которые ранее давали следователям, но сообщили и новые детали.

Громадское  рассказывает о новых деталях, которые озвучили свидетели под присягой.

Черная вырубка, поджог леса и нечистоты

Днепровский суд Киева 8 и 9 октября допросил Игоря Павловского, Владимира Васяновича, Сергея Брагу и Павла Пилипенко. Свидетели давали показания в присутствии обвиняемых. Совсем недавно близкие приятели и партнеры — теперь свидетельствовали друг против друга под присягой. Свидетелей заводили по очереди, им было запрещено общаться до завершения допросов.

Один из главных мотивов нападения на Екатерину Гандзюк, по версии следствия, — схемы хищения и поджога леса в Херсонской области, о которых она писала. Предприниматель из Херсона Сергей Брага рассказал, что раньше он занимался вырубкой леса в области, имел соответствующую лицензию. Но в отрасль зашли Алексей Левин и его отец Алексей Москаленко. И предпринимателя вытеснили.

Обвиняемый Алексей Левин задает вопрос свидетелям по делу в Днепровском суде Киева, 8 октября 2020 года

Обвиняемый Алексей Левин задает вопрос свидетелям по делу в Днепровском суде Киева, 8 октября 2020 года. Фото:  Виктория Рощина/hromadske

По данным следствия, Алексей Левин — криминальный авторитет из Херсонской области, он работал помощником депутата областного совета Николая Ставицкого и был советником главы Херсонского областного совета Владислава Мангера. Однако сам Мангер отрицает, что общался с ним, «как и со всеми другими помощниками депутатов». Ранее Левин был приговорен к 12 годам — в частности за преступления, связанные с подготовкой к убийствам. Следствие уверено, что именно через него передавали деньги семьям других подозреваемых по делу Гандзюк, чтобы те молчали. 19 августа 2018 года Левин выехал из Украины. Его объявили в международный розыск, а впоследствии задержали в Болгарии.

Свидетель Брага сообщил, что лес поджигали и рубили люди главы Херсонского облсовета Владислава Мангера и Левина, в частности предприниматель Николай Урманов, о котором мы рассказывали ранее. Охраняли незаконную вырубку, по словам Браги, спортсмены под руководством Левина. По его информации, поджог Алешковского леса в мае 2018 года, о котором писала Екатерина Гандзюк, — это тоже дело рук Левина.

Свидетель по делу о нападении на Екатерину Гандзюк, предприниматель из Херсона Сергей Брага в Днепровском суде Киева после допроса, 9 октября 2020 года

Свидетель по делу о нападении на Екатерину Гандзюк, предприниматель из Херсона Сергей Брага в Днепровском суде Киева после допроса, 9 октября 2020 года. Фото: Виктория Рощина/hromadske

Брага подтвердил, что знаком с Сергеем Торбиным и Игорем Павловским и присутствовал на встрече, где обсуждали инициативу Екатерины Гандзюк о создании «Муниципальной охраны» в городе. Свидетель рассказал, как после этого к ним зашел Алексей Левин и они заговорили о нападении на активистку. По словам Браги, Левин сказал присутствующим: «Соберите необходимое количество людей для люстрации Гандзюк, мы с Николаевичем заплатим». Обсуждали варианты облития зеленкой и нечистотами. Далее свидетель вспомнил, как Павловский сказал: «Если она начнет махать руками, то они сами будут в дерьме». После этого, уверяет Брага, они с Пилипенко вышли из помещения.

Когда же Брагу начали допрашивать адвокаты обвиняемых, тот ответил: «Это моя позиция. Вы защищаете убийц молодой женщины — это ваша позиция».

Свидетель по делу и обвиняемый в сокрытии преступления против Екатерины Гандзюк Игорь Павловский в Днепровском суде Киева после допроса, 8 октября 2020 года

Свидетель по делу и обвиняемый в сокрытии преступления против Екатерины Гандзюк Игорь Павловский в Днепровском суде Киева после допроса, 8 октября 2020 года. Фото: Виктория Рощина/hromadske

«Хочу сказать правду»

«Я никогда не отзывался плохо о Екатерине и о женщинах в целом. Я их не бью и не обливаю кислотой. А тут такое сделали. Не знаю, сколько мне еще осталось, но я не хочу брать грех на душу — хочу сказать правду», — сообщил в суде под присягой Игорь Павловский, которого обвиняют в сокрытии преступления. Именно он ранее рассказал следствию, что в августе 2018 года к нему прибежал перепуганный Левин и сказал: «Это мы заказали Катю Гандзюк, мы с Николаичем заказали Катю Гандзюк». Тогда Павловский предполагал, что «Николаич» — это глава Херсонского областного совета Владислав Мангер, поскольку Левин так его называл. Но впоследствии Игорь Павловский изменил показания, якобы забыв о Николаиче. В суде он объяснил, что сделал это из-за угроз ему и его дочери.

Также Павловский рассказал, что после нападения на Екатерину Гандзюк Левин передавал деньги жене уже задержанного по подозрению в организации нападения Сергея Торбина — для того, чтобы тот молчал, и на адвоката. Делал он это через общего знакомого, Василия, но прекратил помогать после смерти активистки в ноябре 2018 года. Сама жена Торбина якобы не знала, от кого деньги, думая, что это от добровольческого батальона, где раньше служил ее муж. Также Павловский отметил, что уже в изоляторе СБУ Алексей Левин предлагал ему 20 тысяч евро за молчание, добавив, что от денег отказался.

Обвиняемый Алексей Левин предоставил суду бумажную переписку с Павловским, где тот якобы жаловался на условия в ИВС СБУ и на здоровье. Павловский подтвердил свой почерк, но сказал, что ему неприятно то, что письма покажут суду. Адвокат потерпевших Евгения Закревская заметила, что это — моральное давление на свидетеля и раскрытие тайны переписки. А Левин отметил, что у него есть еще 15 таких писем.

Свидетель по делу о нападении на Екатерину Гандзюк Павел Пилипенко в Днепровском суде Киева после допроса, 9 октября 2020 года

Свидетель по делу о нападении на Екатерину Гандзюк Павел Пилипенко в Днепровском суде Киева после допроса, 9 октября 2020 года Фото:  Виктория Рощина/hromadske

«Батара», СБУ и чеченцы

Еще один свидетель — Павел Пилипенко. По информации местных жителей, он принадлежал к преступной организации, которая занималась похищениями людей и поджогом имущества. Сам он в суде подтвердил, что длительное время его группа на заказ обливала чиновников зеленкой, бросала их в мусорные баки и получала от них деньги. Но заверил, что отошел от этого.

Свидетель Пилипенко под присягой рассказал, что за три недели до нападения на Екатерину Гандзюк он приехал в приемную тогдашнего народного депутата Николая Паламарчука (чьим помощником был Игорь Павловский — ред.), на втором этаже которого было помещение Сергея Торбина. Возле здания он заметил «мерседес» депутата областного совета Николая Ставицкого, машиной тогда пользовался Алексей Левин (Левин был помощником Ставицкого — ред.). У входа он услышал, что Торбин разговаривал якобы с Левиным, который спрашивал: «Сережа, сколько это еще будет продолжаться? Николаич злится». На что Торбин вроде как ответил: «Все нормально. Ребята работают».

Также Пилипенко вспомнил, как после нападения на Гандзюк общался с Павловским, и тот якобы клялся своими детьми и говорил: «Это не я. Это Лысый (Мангер — ред.), Мелкий (Левин — ред.) приходил и рассказывал». «Если это все вылезет, то меня Паламарчук порвет. Потому что выборы, БПП, БЮТ», — пересказал якобы слова Павловского Пилипенко.

Также свидетель рассказал, что после его перевода из изолятора СБУ в Лукьяновское СИЗО и дачи показаний против Левина и Мангера к нему в камеру зашел криминальный авторитет «Дред» и еще один человек, который ударил Пилипенко по затылку. «Таким образом дали понять, что разговор будет серьезным, и позвонили криминальному авторитету «Батаре» (Владимир Батарейный — ред.)».

Свидетель отметил: его обвинили в том, что он свидетельствует против уважаемых людей. Сам он предполагает, что это был «привет» от Мангера, поскольку происшествие случилось после того, как он дал показания.

Также адвокаты обвиняемых спрашивали свидетеля о деятельности в городе еще одной преступной группы. Пилипенко рассказал, что, по его информации, на территории Херсонской области действовала группа чеченцев под руководством некого Адама, которые ездили на автомобилях с номерами СБУ. Позже их деятельность якобы прекратили и возбудили уголовное дело.

Свидетель по делу и осужденный Владимир Васянович во время допроса в Днепровском суде Киева, 8 октября 2020 года

Свидетель по делу и осужденный Владимир Васянович во время допроса в Днепровском суде Киева, 8 октября 2020 года

Фото:  Виктория Рощина/hromadske

«Люди просят»

Владимир Васянович — бывший ветеран АТО от Украинской добровольческой армии. Осужден за соучастие в нападении на Екатерину Гандзюк. «Я причастен к преступлению, выполнял роль водителя. Транспортировал людей, которые осуществляли наблюдение, возил и забирал исполнителя», — сказал Васянович. «Люди просят, потому что мешает», — с такими словами в июле 2018 года Сергей Торбин якобы предложил ему и еще трем АТОшникам напасть на Гандзюк.

Сначала планировали избиение за 4 тысячи долларов. Купили для этого молоток. «Нам было нужно нападение как ситуация. Чтобы Екатерина оказалась в больнице», — уверяет Васянович. И когда соседка их заметила, они сказали Торбину, что переходят к кислоте, на что получили ответ: «Работайте». За 300 гривен они приобрели две бутылки кислоты по 1,7 литра и перелили в банку.

Виктор Гандзюк — отец Екатерины Гандзюк — в суде задает вопрос свидетелям, 8 октября 2020 года

Виктор Гандзюк — отец Екатерины Гандзюк — в суде задает вопрос свидетелям, 8 октября 2020 года

Фото:  Виктория Рощина/hromadske

Васянович утверждает, что после задержания Никиты Грабчука, который обливал Гандзюк кислотой, Торбин начал искать деньги, чтоб скрыться. Сначала пошел к Павловскому, но у того не было денег и он сказал, что попытается взять у жены. Но вскоре Торбин отказался и сказал, что все решит Леха, то есть Алексей Левин. Последний приехал через 30-40 минут — и у Торбина больше не было финансовых проблем. Они отправились на автовокзал, где и были задержаны полицией.

«Вы сейчас на протезе?» — спрашивает Васяновича отец Екатерины, Виктор Гандзюк. «Да», — отвечает свидетель. «А вы знали, что Екатерина собирала деньги на него?», — возмущается отец. «В то время  нет», — говорит Васянович.

Всего по делу нападения на Екатерину Гандзюк планируют допросить около 100 свидетелей, это произойдет после изучения 50 томов дела.

Continue Reading
You may also like...
Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

To Top