Connect with us

Trashik.NEWS

Материалы

Глеб Франк вступает в «последний бой»?

Владелец «Русской рыбопромышленной компании» (РРПК) Глеб Франк в судебном порядке обжаловал недавнее исключение из «Ассоциации добытчиков минтая» (АДМ)
Скажи беспределу - НЕТ!

Причиной исключения стало обращение РРПК, направленное в адрес премьер-министра Михаила Мишустина и содержащее предложения по реформированию рыбопромышленного комплекса. В свою очередь, в Ассоциации идеи Франка сочли нарушающими права других участников рынка. Теперь обеим сторонам придется доказывать свою правоту в суде, а за это время РРПК может лишиться сертификата MSC и, как следствие, выхода на европейские рынки, Глеб Франк сбыта продукции.

Все это негативно сказывается на финансовом положении компании, долги которой оцениваются в 1,5 млрд долларов, часть структур находятся в залоге у Сбербанка, а часть уже была продана в связи с проведением оптимизации. В сложившихся обстоятельствах последней надеждой Глеба Франка является увеличение до 100% инвестиционной квоты на добычу краба, что может разорить значительную часть участников рынка, зато позволит РРПК не только стать монополистом, но и выплатить миллиардные долги, в противном случае способные привести ее к банкротству.

«Реформатор» Глеб Франк ищет правды в суде

«Русская рыбопромышленная компания» Глеба Франка, исключенная в минувшем сентябре из «Ассоциации добытчиков минтая», обжаловала это решение в Арбитражном суде Приморского края. Из картотеки арбитражных дел следует, что истцом выступает аффилированное АО «Тихоокеанское управление промысловой разведки и научно-исследовательского флота», а сам иск принят к производству.Как сообщали «Ведомости», причиной исключения РРПК из Ассоциации стало обращение компании, направленное на имя премьера Михаила Мишустина и содержащее предложения о реформировании всего российского рыбопромышленного комплекса. В частности, речь идет о том, чтобы выставить на аукцион квоты на добычу краба, сегодня распределяемые по историческому принципу (что составляет порядка 50% общего допустимого улова).Среди других предложений – наделение квотами на вылов рыбы компаний, инвестирующих в обновление флота и строительство перерабатывающих заводов, а также разрешение вылова в исключительной экономической зоне РФ только судам отечественного производства возрастом не старше 30 лет.Некоторые инициативы компании уже встретили жесткую критику со стороны Минсельхоза и Росрыболовства. Например, идея ужесточения критериев использования единого сельскохозяйственного налога и льготной ставки сбора за пользование водными биоресурсами.Президент АДМ Алексей Буглак решение об исключении объяснил нарушением устава, а также «совершением действий, противоречащих целям и задачам Ассоциации».

Предложения РРПК здесь расценивают как подрыв экономических и правовых гарантий других участников рынка, так как их практическая реализация возможна только в случае изъятия квот у компаний-конкурентов.

От Воробьева к Тимченко, от Тимченко к Франку

В компании Глеба Франка исключение расценили как «недобросовестную конкуренцию и ограничение доступа на рынок», усмотрев в произошедшем признаки картельного сговора. При этом о неизбежных убытках, которые сулит другим участникам рынка рыбодобычи практическая реализация направленных в правительство предложений, представители РРПК, само собой, умалчивают. Ведь речь не идет об убытках самого Франка, любой ценой стремящегося к установлению монополии.Несмотря на то, что впереди РРПК и АДМ еще ожидают длительные судебные баталии, исключение из Ассоциации может повлечь для компании негативные последствия уже в ближайшем будущем. Так, оно чревато пересмотром сертификации «Морского попечительского совета» (MSC). А наличие сертификата MSC является определяющим для доступа рыбной продукции на европейский рынок сбыта.По информации «Коммерсанта», семь коммерческих структур, входящих в структуру РРПК, с 21 сентября уже оказались исключены из списка членов АДМ, имеющих право на сертификат. Издание подчеркивает, что его можно получить самостоятельно, но для этого требуется привлечение иностранных специалистов и сам процесс может занять более года.Так что у Глеба Франка сегодня предостаточно поводов для беспокойства, тем более, что такого поворота событий он вряд ли ожидал. Может быть, надеялся на семейные связи?

Напомним, что отец бизнесмена Сергей Франк – экс-министр транспорта РФ, бывший глава Совета директоров «Объединенной Судостроительной Корпорации» и действующий гендиректор госкомпании «Совкомфлот».

Женат Глеб Франк на дочери долларового миллиардера Геннадия Тимченко, занимающего шестое место в рейтинге богатейших российских бизнесменов по версии «Forbes».Как пишет тот же «Forbes», сегодняшняя РРПК первоначально называлась Группа «Русское море» и в 1990-х у ее истоков стоял действующий губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. После ухода в политику, рыбным бизнесом занялся его брат Максим Воробьев (тот самый, который сегодня является бенефициаром девелоперской компании «Самолет две столицы»).Позже 30% группы выкупил Тимченко, а инициатором сделки, по одной из версий выступил Глеб Франк, в итоге ставший владельцем рыбного бизнеса. Воробьев отошел от дел к 2019 году и с этого момента Франк остался единственным владельцем РРПК, тем не менее, сохранив дружеские отношения с бывшим компаньоном. Но, как мы можем убедиться, ни родственные, ни какие-либо другие связи не помогли Франку избежать его сегодняшних проблем.

Долги РРПК как повод для оптимизации?

Сегодня ООО «Русская Рыбопромышленная Компания» находится в процессе реорганизации. Согласно данным открытых источников, выручка предприятия в прошлом году составила 1,6 млрд рублей, прибыль – 1,9 миллиарда. Согласно официальным сообщениям, за первое полугодие компания освоила около 70% квоты на вылов минтая, которая в 2020 году составляет 282,4 тыс. тонн. Руководство позиционирует РРПК по этому показателю как «мирового лидера».На самом же деле положение компании Глеба Франка выглядят далеко не так блестяще, как это может показаться на первый взгляд. В частности, СМИ пишут о высокой закредитованности РРПК, долги которой только перед Сбербанком превышают 1 млрд долларов. Кредиты были получены еще до пандемии коронавируса, но с ее началом произошло падение рынка.Все это могут быть мелочи, в сравнении с истинным положением дел рыбно-крабового магната. По информации дальневосточного портала «Сопки», если в 2018 году закредитованность компании составила 49 млрд рублей, то уже в 2019-м ее совокупный долг был равен 1,5 млрд долларов.Авторы издания уверены, что несмотря на отсутствие официальных жалоб, в условиях кризиса предприятие остро нуждается в мерах господдержки. В связи с этим обращает на себя внимание суета, связанная с включением компании в реестр системообразующих предприятий страны. Как пишет издание «Vostok.Today», РРПК сначала признали таковым, затем лишили статуса и затем снова внесли в реестр тех, «без кого государству ну никак не выжить».На сегодняшний день компанию Глеба Франка можно найти в соответствующем перечне, вот только кому-то явно очень не хотелось, чтобы она в нем оказалась и получила возможность господдержки. Но в итоге лоббистские возможности владельца все-таки принесли свои плоды.Между тем, еще в январе «Коммерсант» сообщал, что РРПК продала сразу восемь своих «дочерних» структур, квоты которых на добычу рыбы в 2020 году составляли около 8,6 тыс. тонн, 60% квот приходилось на добычу сельди, а их стоимость оценивалась в 3 млрд рублей. «Компания нацелена на эффективную добычу и переработку, в первую очередь, минтая и сельди в определенных промысловых зонах», – заявили в РРПК, подчеркнув, что предлагают рынку квоты, «не отвечающие приоритетным задачам».Весной появлялись публикации, из которых следовало, что Франк собирается продать тремя равными частями еще один из своих активов – созданное в 2017 году ООО «Примкраб». Удивительно, но при многомиллионной выручке это предприятие годами остается убыточным. Так, в 2019 году при выручке 845 млн рублей, его прибыль составила «минус» 425 миллионов, стоимость – «минус» 811 миллионов.Получается, что сначала владелец решил избавиться от предприятия, но потом передумал? Не долги ли перед Сбербанком подталкивали его к проведению очередной оптимизации?

Монополия начинается с «инвестиционной» квоты

Говоря о реформаторских ноу-хау Глеба Франка нельзя не вспомнить о его прошлогодней инициативе, связанной с отказом от так называемого «исторического» принципа перераспределения квот на добычу биоресурсов и его замене на «инвестиционный». В итоге владельцу РРПК все-таки удалось пролоббировать это нововведение и добиться его принятия на законодательном уровне.Отныне распределение квот стало зависеть не от объемов улова за предыдущий период, а от размера инвестиций в развитие инфраструктуры. По сути, это стало первым шагом на пути Франка к монополизации рынка, загоняя большую часть остальных его участников в кредитную кабалу.

«В отрасли, по сути, начинается гонка на истощение: выиграет тот, у кого за спиной окажется более мощная кредитная линия и более сговорчивый кредитор. Глеб Франк в данном случае, очевидно, полагается на Германа Грефа», – констатировало издание «Наша Версия».

Подписывайтесь на наш канал

Выше подробно рассказывалось о долговых обязательствах РРПК перед Сбербанком.

Введение же 50% «инвестиционной» крабовой квоты позволило подконтрольным Франку предприятиям уже в 2019 году по итогам аукциона получить более 2/3 квот на сумму 38 млрд рублей. Новый порядок вызвал бурное неудовольствие рыболовов, которые благодаря активным протестам смогли частично сохранить «исторический» принцип.

Но уже в минувшем июле Минвостокразвития выступил с предложением в очередной раз увеличить «инвестиционную» квоту, на этот раз до 100% на добычу краба и до 50% – на добычу рыбы. Против реализации инициативы выступила «Всероссийская ассоциация рыбопромышленников». По словам ее руководителя Германа Зверева, крабодобытчики уже максимально закредитованы, что вызвано необходимостью выполнения инвестиционных обязательств для участия в аукционах.

«Если сейчас у них заберут вторую половину квот, обслуживать кредиты будет просто нечем», – сообщил Зверев в комментарии «Ведомостям».

Почему сбежал бизнесмен Олег Кан?

Зато горит желанием довести реформу рыбопромышленной отрасли до конца владелец РРПК, часть структур которого сегодня банально заложены Сбербанку. Так что новый виток войны за рыбные ресурсы, для Франка может быть охарактеризован уже как самая настоящая борьба за существование.

Впрочем, для «крабового короля» все средства хороши. Например, существует версия, согласно которой проблемы с законом у известного предпринимателя Олега Кана начались одновременно с ростом интереса к его бизнесу со стороны Глеба Франка.

Последний сначала предложил Кану купить у него за 200 млн долларов 20% РРПК.

Затем уже сам Франк изъявил желание приобрести компании Кана «Монерон» и «Курильский универсальный комплекс» (КУК), заплатив за них 150 млн долларов.

Оба раза бизнесмены не нашли общий язык, а вскоре в адрес Олега Кана выдвинули обвинения в организации убийства коммерсанта Валерия Пхиденко, имевшего место в 2010 году, и контрабанде краба, что заставило его выехать за пределы РФ. В своем интервью «Ведомостям», Кан довольно прозрачно намекает на возможное участие Франка в его уголовном преследовании.

Доли в компаниях КУК и «Монерон» намеревались приобрести телеведущая Ксения Собчак и ее компаньон Елена Соглаева (супруга бывшего топ-менеджера «Роснефти»Игоря Соглаева), но им так и не удалось реализовать свои совместные планы в связи с наложенными судом обеспечительных мер. В конце сентября стало известно, что Собчак и Соглаева расторгли договоры о покупке долей.

Видимо, конкуренты на крабовом рынке Франку не нужны ни в лице Кана, ни его возможных приемников, будь в их числе хоть «светская львица» Собчак. Вот только сегодня дела самой РРПК тоже оставляют желать лучшего: впереди суды, не исключено перекрытие доступа на европейский рынок. Спрашивается, как в таких условиях отдавать долги Сбербанку?

Ведь Герман Греф, как известно, шутить не любит и быстро «перераспределит» активы компании по своему усмотрению.

Continue Reading
You may also like...
Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

To Top