Connect with us

Trashik.NEWS

Материалы

Люди А. Операция в Нахичевани и восстановление границы с Ираном

Совсем недавно весь мир с тревогой наблюдал вновь разгоревшийся конфликт в Нагорном Карабахе. А ведь это один из многих тлеющих угольков, которые рассыпались по всему постсоветскому пространству в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Одному из таких конфликтов в Азербайджане 31 год назад не дали полноценно разгореться офицеры «Альфы» и «Вымпела». С декабря 1989 по январь 1990 года они выполняли служебно-боевые задачи в Нахичевани – зоне массового прорыва экстремистами и радикалами государственной границы Советского Союза с Ираном.

Напряжение в регионе резко возросло в начале 1988 года. Тогда Нагорно-Карабахский облсовет поднял вопрос о выводе Нагорного Карабаха из состава Азербайджана и включения его в состав Армении. Это спровоцировало противостояние на этнической почве, которое за полтора года трансформировалось в боевые столкновения. Обстановка в Карабахе накалялась и к концу года перестрелки там стали обычным делом.
28 ноября прямое управление Москвы в НКАО было отменено.
1 декабря Верховный Совет Армении объявил о включении НКАО в состав Армянской ССР.
4 декабря 1989-го, то есть буквально через два дня после того, как стало известно о решении совместной армяно-карабахской сессии, в Нахичеванской АССР группы местных жителей вышли к границе, разожгли костры и стали протестовать, призывая через громкоговорители к «объединению Южного и Северного Азербайджана». Пикетчиков предупредили, что они действуют незаконно. Те вскоре разошлись, но 12 декабря акция повторилась.
А в конце декабря в адрес пограничников поступил ультиматум от нахичеванского Народного фронта.
В ультиматуме содержалось требование: «до 31 декабря 1989 года убрать на границе все заграждения. В противном случае все будет уничтожено». Об этом в своей книге «Нагорный Карабах: факты против лжи» пишет журналист Арсен Мелик-Шахназаров.
Руководство пограничников пошло на небольшие уступки, разрешив на ряде участков границы выход населения «для хозяйственной деятельности». Но это не помогло – не этого хотели протестующие. Им нужен был передел территорий и… бардак!
Народный фронт Азербайджана (НФА) уже активно готовился к погрому границы, Население агитировали крушить погранзаставы, к границе свозились техника и горючее. Одним из организаторов погромов выступил активист НФА Неймат Панахов, которого историки называют «человеком Гейдара Алиева». Он подстрекал простых жителей Нахичевани идти к государственной границе и рушить укрепления.
31 декабря 1989 года в Азербайджанской ССР произошли массовые беспорядки почти на всем протяжении советско-иранской границы. Многотысячные толпы людей вышли к пограничной полосе, разрушая контрольные препятствия, заборы, колючую проволоку, громя инженерно-пограничные сооружения.
Из-за этих беспорядков была парализована охрана границы на участке Нахичеванской АССР протяженностью в 164 км. Погранвойска Ирана были срочно приведены в боевую готовность и заняли оборону. Иран заявил протест, в котором указывал, что советская сторона нарушает договор между СССР и Ираном о режиме советско-иранской границы от 14 мая 1957 года.
Не тронутым остался только восьмикилометровый участок границы с Турцией, который погромщики по каким-то причинам не тронули. У азербайджанских националистов всегда было особое отношение к Анкаре…
С целью усиления охраны границы, по распоряжению начальника войск Закавказского пограничного округа КГБ СССР Иокубаса Петроваса, в проблемный район были переброшены резервы. Советские подразделения старались действовать корректно и не допустить использования оружия нарушителями порядка.
Центральное руководство сидеть сложа руки, глядя на происходящее не могло. Межэтнический конфликт между азербайджанцами и армянами нарастал.
Во избежание кровопролития в зону конфликта был направлены группы «А» и «В» (последняя представляла Отдельный учебный центр КГБ), которые приняли участие в восстановлении целостности государственных границ и арестовали одного из лидеров НФА.
Ветеран группы «А» Николай Калиткин вспоминая события в Нахичевани, рассказывал, что бунт носил ярко выраженный религиозный и националистический характер.
По его словам, через пограничную реку Аракс на подручных плавсредствах на нашу территорию переправлялась экстремистская и религиозная литература, оружие и боеприпасы.
Было принято решение нейтрализовать главаря восстания. Его заманили на переговоры на одну из застав. Он приехал с двумя револьверами за поясом, с повязкой шахида на голове, всем своим видом показывая: терять ему нечего.
«Переговоры проходили в кабинете начальника заставы. По условному сигналу я и мой товарищ выскочили из сушилки, ворвались в кабинет, слегка обездвижили главаря, разоружили, подхватили его и со спринтерской скоростью вынесли на задний двор заставы, куда уже приземлялся вертолет. Едва колеса шасси коснулись земли, открылась дверь. Мы на бегу забросили главаря внутрь, и вертолет снова взмыл в воздух. Вся операция по захвату главаря заняла не более двух минут, — рассказывал Калиткин. – Толпа без «вожака» постепенно разошлась, все беспорядки прекратились».
Позже нашему спецназу пришлось действовать уже в Баку, останавливая волну насилия против армян, русских и евреев, организуя эвакуацию семей военнослужащих и гражданских специалистов, а также вылавливая лидеров экстремистов – зачинщиков погромов. Это уже отдельная история.
А в те «новогодние» дни и ночи спецназ «А» и «В» восстановил госграницы с Ираном, нейтрализовал лидера экстремистов, потушил локальный этнический конфликт, сохранив немало жизней и не допустил межгосударственного конфликта.

Continue Reading
You may also like...
Click to comment

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply

To Top